27 августа '12

Новый виток спирали МТС или развод по-туркменски


Эльдар Вагабов

"Альфа-Банк", аналитик

 BCTI решила проблемы с местными регуляторами

Многие российские компании сталкиваются с самыми разнообразными трудностями при ведении бизнеса за рубежом, причем каждая компания – со своими. Страна, специфика бизнеса, время входа на рынок – все это накладывает свой отпечаток, так что единого рецепта решения «зарубежных» проблем попросту не существует. Неприятности не обошли стороной и одного из лидеров российского рынка мобильной связи – компанию МТС. Что удивительно, компания столкнулась (хоть и с разницей во времени) с проблемами не в одной стране, а их характер был весьма схожим.
В августе этого года отсутствие взаимопонимания компании с властями Узбекистана привело к тому, что МТС были вынуждена приостановить свою работу в стране на 3 месяца. Два года тому назад компания уже переживала что-то подобное в другой стране СНГ, Туркменистане. Однако в тот раз проблема была куда масштабнее: МТС пришлось приостановить свою деятельность здесь, как оказалось, на полтора года. И такой итог следует еще считать весьма позитивным, поскольку в те времена казалось, что компания покидает страну насовсем.

Ушла и не обещала вернуться
 
Напомним, что в конце 2010 г. Министерство связи Туркменистана приостановило действие лицензии Barash Communications Technologies (BCTI) – дочерней компании МТС, работающей в Туркменистане, а затем и вовсе отозвало ее. Мотивировка была такая, что истек срок действия пятилетнего договора с МТС, по которому последняя с 21 декабря 2005 г. отчисляла властям 20% от чистой прибыли, рассчитанной по местным стандартам бухгалтерского учета. Тогда мало кто из экспертов принял представленное объяснение всерьез, однако, сама компания вразумительного ответа относительно истинной причины конфликта не представила. Не представили его и власти постсоветской республики.

 


На обозримом горизонте основным направлением деятельности МТС в стране останется сотовая связь, а в перспективе к ней могут добавиться и ШПД, и прочие виды новых услуг, мы оцениваем долгосрочный потенциал роста выручки компании от деятельности в Туркменистане в 100-150% или $400-500 млн в денежном выражении

 
Итогом конфликта стало полное прекращение деятельности МТС в Туркменистане, в результате чего около 2,4 млн абонентов МТС (из 3 млн пользователей сотовой связи в стране) временно оказались вообще без сотовой связи. Справедливости ради отметим, что часть из них все же смогла подключиться к другому, единственному оставшемуся в стране, оператору сотовой связи. Однако проблему это не решило: ограниченные возможности сети оператора и его фактическое монопольное положение на рынке создали пользователям сотовой связи уникальные для начала 21 века условия, при которых низкое качество услуг сопровождается высокими ценами.

 


Случай, произошедший с МТС в Туркменистане, во многом является показательным, однако, он не противоречит, а, скорее, подкрепляет собой широко известное правило: высокая доходность обычно сопровождается высокими рисками

 
Несмотря на то, что надежды на скорое возобновление деятельности МТС в Туркменистане не было, похоже, даже у нее самой, компания не стала демонтировать и распродавать сети и прочее оборудование, а просто законсервировала их. Многие не обратили на это особого внимания, однако, данный поступок, как мы полагаем, свидетельствовал о том, что компания все же надеется на то, что рано или поздно сможет вернуться к нормальной работе.

Понимание нашлось…все дело, оказывается, в цене
 
И вот буквально на днях МТС информировали общественность о том, что BCTI урегулировала взаимные претензии путем подписания соглашений с Министерством связи Туркменистана, госкомпанией электросвязи «Туркментелеком» и национальным предприятием сотовой связи «Алтын Асыр» и с 30 августа этого года возобновила свою работу в Туркменистане. Компания получила лицензии на оказание услуг связи в стандарте GSM и 3G сроком на три года, заключила ряд соглашений с государственными предприятиями связи Туркмении о присоединении сетей и взаимодействии на уровне инфраструктуры.
Большинство деталей достигнутых договоренностей остались неизвестны публике, однако, кое-что все же просочилось в прессу. Известно, что впредь за возможность нормально вести бизнес в Туркменистане МТС будут отчислять властям страны не 20% от чистой прибыли, а 30%. Платежи будут ежемесячными.
Другим компонентом платы за возвращение станут расходы на расконсервацию сетей и перезапуск операционной деятельности. Компания не комментирует, сколько именно она потратит, ограничиваясь лишь общими фразами, смысл которых сводится к тому, что сумма будет «незначительной».

По ту сторону официоза
 
Понятно, что решение МТС вернуться в Туркменистан связано с теми перспективами, которые она видит здесь для себя. Проведем краткий анализ того, что компания может заработать и сколько она может потратить. Наиболее свежие данные относятся к 2010 г. За год выручка компании составила около $11,3 млрд, 1,8% из которых было обеспечено за счет туркменских операций. Пропуская детализацию прибылей МТС на уровне OIBDA, посмотрим непосредственно на чистую прибыль, исчисленную по стандартам USGAAP. Результатом работы компании в Туркменистане стал убыток в 167 млн руб. (к сожалению, МТС не раскрывают чистую прибыль в разбивке по регионам в иностранной валюте, что несколько затрудняет сравнение чистой прибыли с выручкой и OIBDA). Вполне вероятно, что этим убытком компания обязана возникшими с властями страны проблемами, поскольку годом ранее она отчиталась о чистой прибыли в размере 155 млн руб. Возможно, причины убытка следует искать в другом месте: степень детализации информации, раскрываемой компанией, не позволяет сделать однозначного вывода на этот счет.
Предвосхищая возможные вопросы о том, как именно компания производила расчеты с властями Туркменистана за 2010 г. (ведь не убытком же она делилась с государством), мы отмечаем, что компания отчисляет в пользу государства процент от чистой прибыли, исчисленной по местным стандартам бухгалтерского учета, тогда как убыток был зафиксирован по стандартам USGAAP. Понятно, что разные методики дают разные результаты, и по местным стандартам компания с большой долей вероятности могла показать весьма неплохую чистую прибыль. Если же это не так, и компания свела 2010 г. с чистым убытком (по местным бухгалтерским стандартам), тогда вообще возникает вопрос о том, какие выплаты могли быть произведены. Если, как мы предполагаем, выплат не было вообще, то это и могло послужить причиной конфликта. Однако подтверждения данной догадки у нас нет. В любом случае, вне зависимости от того, что именно привело к конфликту, он, по всей видимости, полностью исчерпан. А вот того, что подобная ситуация больше не повторится, наверное, никто гарантировать не может. Более подробно речь об этом пойдет дальше.

Выгоды должны компенсировать затраты
 
Обращаясь к более детальному анализу перспектив, на которые компания может рассчитывать в стране, необходимо, прежде всего, начинать с анализа рынка сотовой связи Средней Азии и Туркменистана в частности. Насколько мы понимаем, аграрный статус этих стран и во многом традиционный уклад жизни местного населения накладывают свой отпечаток и на рынок связи. Поскольку стационарный телефон является здесь до сих пор относительной редкостью, на первый план выходит сотовая связь. А так как уровень проникновения последней тоже пока невысок, перспективы роста есть, причем довольно ощутимые.
Касаясь непосредственно Туркменистана, отметим, что, по оценкам экспертов, количество абонентов сотовой связи в стране составляет около 3 млн чел. Таким образом, уровень проникновения составляет всего 46-60%. Точнее сказать невозможно, поскольку, как это парадоксально ни звучит, но нам доподлинно неизвестно, сколько человек проживает в стране. Официальные данные о численности населения перестали публиковаться со времени прихода к власти нынешнего Президента, а оценки экспертов из различных международных организаций разнятся от 5 до 6,5 млн чел.
В любом случае, это не суть. Суть заключается в том, что степень проникновения сотовой связи довольно низкая и, следовательно, в долгосрочной перспективе обладает весьма неплохим запасом роста. Исходя из того, что мы видим в развитых странах, мы не исключаем, что со временем количество абонентов сотовой связи в Туркменистане может удвоиться и достичь 6 млн пользователей.
Базируясь на этих предпосылках и полагая, что на обозримом горизонте основным направлением деятельности МТС в стране останется сотовая связь, а в перспективе к ней могут добавиться и ШПД, и прочие виды новых услуг, мы оцениваем долгосрочный потенциал роста выручки компании от деятельности в Туркменистане в 100-150% или $400-500 млн в денежном выражении. Массивных инвестиций мы не ожидаем, полагая, что они, как и прежде, будут составлять немногим более 20% от выручки. Поэтому в чистом остатке компания может рассчитывать на несколько десятков миллионов долларов чистой прибыли.
Кстати, раз уж речь зашла про инвестиции, выскажем одну мысль. Мы не исключаем, что те инвестиции, которые компания произвела в стране до 2010 г., до сих пор полностью не окупились. В этой связи они могли послужить одной из причин того, почему компания согласилась на более жесткие чем прежде условия и почему она предпочла остаться в стране, несмотря на, казалось бы, несущественность выручки от туркменских операций.

Пока горит зеленый свет…
 
Наш анализ перспектив деятельности не может считаться полноценным без, хотя бы, элементарного перечисления тех рисков, с которыми компания может столкнуться в дальнейшем. С учетом прошлого негативного опыта, основным риском для МТС, по нашему мнению, является возможность повторения конфликта с властями страны, причем в следующий раз ей, возможно, будет еще труднее выйти на путь взаимопонимания.
Другим риском следует признать возможный передел туркменского рынка. Насколько мы понимаем, до 2010 г. в стране было всего два полноценных оператора сотовой связи: МТС с долей рынка около 80% и «Алтын Асыр», обслуживавший практически всех остальных абонентов. После приостановки деятельности МТС в Туркменистане часть ее бывших абонентов перешла под крыло конкурирующей компании, и часть из них – безвозвратно. Но этим возможные потери по части абонентской базы, к сожалению, не ограничиваются. Полностью исключить вероятность появления нового игрока на рынке мы также не можем.
И, наконец, третьим по значимости риском для МТС является вероятность того, что прогнозы по росту рынка могут попросту не оправдаться. Тот факт, что в ряде стран на постсоветском пространстве уровень проникновения сотовой связи намного превышает 100%, еще не говорит о том, что подобная картина будет наблюдаться и в Туркменистане. Разница в уровне жизни, ее традиционный уклад, а также отличный менталитет туркменского населения могут сделать повторение «прозападного» сценария невозможным.
Случай, произошедший с МТС в Туркменистане, во многом является показательным, однако, он не противоречит, а, скорее, подкрепляет собой широко известное правило: высокая доходность обычно сопровождается высокими рисками. Как было показано, финансовые перспективы компании в этой стране довольно неплохие, риски – тоже немаленькие. И что примечательно, со временем они вряд ли будут снижаться, возможно, даже будут расти. Подводя итог нашим размышлениям, мы отмечаем, что пример МТС, безусловно, послужит хорошим уроком для тех компаний, которые планируют выйти на рынок Туркменистана и прочих стран постсоветского пространства.

 






Детский день рождения в клубе, детский клуб для дня рождения www.mai-club.ru.

© 2006—2016 «Современные телекоммуникации России»
Копирование информации с сайта возможно только с разрешения авторов