30 августа '12

Мы пойдем другим путем


Никита Беллер

, независимый инвестаналитик

 Регуляторы реформируют космическую отрасль

Похоже, с 2013 года Россия станет единственной в мире космической державой, у которой нет собственного космического агентства. И заодно, первой в мире космической державой, у которой будет собственная космическая госкорпорация - в нее планируется превратить нынешний Роскосмос. Проект превращения, зреющий в недрах Федерального Космического Агентства еще с конца 2011, этой осенью может направиться на рассмотрение в правительство России.
Вкратце суть плана такова: вместо центрального ведомства (собственно, Федерального Космического Агентства) и внушительного числа подконтрольных ему предприятий, появится единая организация о 17 департаментах:
 
     Департамент боевой ракетной техники
     Департамент средств выведения
     Департамент пилотируемых космических комплексов
     Департамент наземной космической инфраструктуры
     Департамент научных исследований
     Департамент космических и корпоративных технологий
     Департамент информационных технологий
     Департамент автоматических космических комплексов
     Финансово-экономический (и аудита) департамент
     Правовой департамент
     Департамент интеллектуальной собственности
     Департамент капитального строительства
     Департамент имущественного комплекса и корпоративной работы
     Департамент стратегического планирования
     Департамент международного сотрудничества
     Департамент качества и надежности
     Департамент по работе с персоналом
 
Авторы проекта уверены, что реформа приведет в чувство российскую космическую отрасль. Пора бы: череда громких неудач в 2011-2012 году подмочила репутацию Роскосмоса, навредила отношениям с иностранными партнерами и показала, насколько глубоки проблемы в отрасли на сегодняшний день. Остается лишь один вопрос - как связаны эти проблемы с организационной структурой управляющего ведомства?

 


Несмотря на общие задачи и общего регулятора, российская космическая отрасль живет и развивается неоднородно. Нет общего подхода к найму и обучению новых, отсутствуют стандарты контроля качества продукции  - что, в итоге, приводит к провалу запусков

 
В США, Европе и даже в Китае, где большие госкорпорации не редкость, космической отраслью с самого появления таковой занимаются агентства, аналогичные нынешнему Роскосмосу. NASA, ESA и CNSA (Chinese National Space Agency) делегируют разработку и производство государственным и частным организациям, оставляя за собой четко очерченный круг задач: приемку, запуск и эксплуатацию. Они не располагают большим количеством собственных активов - в исключительных случаях, агентству принадлежит космодром и ряд ключевых научно-исследовательских организаций. Само собой, космические агентства обладают полномочиями, необходимыми для строгого контроля за выполнением их проектов, но в целом производственные и исследовательские предприятия независимы от них, и свободны в реализации профильных или непрофильных проектов для сторонних заказчиков.
Эта схема появилась не зря. Во-первых, так дешевле: стоимость создания, развития и поддержания производственной инфраструктуры для космической отрасли исчисляется триллионами долларов. Единственное государство, которое было готово профинансировать это целиком из госбюджета, развалилось в 1991 году - в том числе, и благодаря своей готовности нести огромные капитальные расходы и одновременной неспособности просчитывать размеры расходов операционных, не говоря уже об окупаемости. Остальные космические державы, где на момент начала космической гонки существовали крупный частный бизнес и представления об экономической эффективности тех или иных проектов, предпочли CAPEX сократить, по возможности обращаясь с заказами к крупным игрокам авиа-, машиностроительного и других рынков.
Во-вторых, государственное агентство как ядро космической отрасли ощутимо полезнее для государства, чем госкорпорация, объединяющая всю производственную цепочку и обслуживающие организации. Государственный заказ на выполнение проектов для космоса дает ощутимый стимул для развития высокотехнологичного производства, и способствует внедрению новых технологий в самых разнообразных областях.

 


Отсутствие внешних подрядчиков позволяет забыть про такую милую особенность договорного взаимодействия, как «откат». Но вот «пилить» станет намного проще

В-третьих, такая схема банально надежнее. Если подрядчик неспособен обеспечить необходимое качество продукции, агентство вольно отказаться от его услуг и обратиться к конкурентам. Госкорпорация, не ориентированная на работу с внешними подрядчиками, так поступить не сможет: напротив, ей придется потратить время и средства, чтобы подтянуть производство до нужного уровня.
Однако нынешний Роскосмос готов расстаться с шансом получить эти преимущества. И это будет не самое легкое расставание: тотальная реструктуризация организации таких масштабов потребует нескольких лет на отработку схем взаимодействие, приведет к массовым увольнениям на местах и, разумеется, будет стоить весьма недешево. В лучшем случае, формирование госкорпорации обойдется казне в 2-3 миллиарда рублей - среди предприятий, которые планируется включить в Роскосмос после реформы, много акционерных обществ c высокой капитализацией и значительной долей частного капитала. Какие плюсы должна иметь государственная космическая корпорация перед зарекомендовавшей себя схемой «агентство+подрядчики», чтобы создать ее ценой возможного технологического отставания, неизбежных организационных проблем и значительных финансовых затрат?
В общем случае, у холдинга, который объединяет всю цепочку «разработка-производство-эксплуатация-утилизация» найдется, что противопоставить подрядной схеме. Во-первых - сильную вертикальную интеграцию. Государственная корпорация имеет всю полноту контроля над каждым из предприятий, и возможность распределять задачи и устанавливать приоритеты согласно своему видению стратегии развития. При этом, единый холдинг обладает намного меньшей инерцией, чем ряд формально не связанных предприятий - при необходимости, вектор развития можно будет изменить, не преодолевая сопротивление рынка.
Да только зачем это Роскосмосу? Предприятия, которые предполагается включить в состав госкорпорации, и так работают либо только на задачи космической отрасли (читай: на Роскосмос, ибо частных космических проектов в нашей стране пока нет), либо на Роскосмос и военных - причем взаимоисключающими проекты для этих двух заказчиков назвать трудно. Скорее уж, наоборот.
Вот еще: взаимодействие внутри холдинга меньше бюрократизировано, чем сотрудничество между независимыми предприятиями. Обмен наработками, реализация совместных проектов, разделение расходов или крупномасштабная попойка по случаю профессионального праздника - любой из этих вопросов внутри компании любого размера решается в рабочем порядке, и отнимает долгие недели, если в нем задействовано два и более самостоятельных юридических лиц.
Но опять же, Роскосмосу ради этого не требуется превращаться в монструозных размеров госкорпорацию. Список участников космической отрасли не меняется уже долгие годы, равно как и формат их взаимодействия: так что каналы сотрудничества давно налажены, статьи расходов и плательщики по ним известны, а День Космонавтики все и так отмечают вместе.
По большому счету, причин реструктурироваться у Роскосмоса только две.
Первая открытым текстом упомянута в списке департаментов будущей госкорпорации и идет под номерами 9,10, 16 и 17: аудит, правовые вопросы, качество и персонал. Еще лаконичнее эту причину можно сформулировать так - Роскосмосу нужны единые стандарты. Хоть какие-нибудь.
Несмотря на общие задачи и общего регулятора, российская космическая отрасль живет и развивается неоднородно. Нет общего подхода к найму и обучению новых специалистов (про оплату их труда и вовсе нечего говорить), отсутствуют стандарты контроля качества продукции - что, в итоге, и приводит к провалу запусков. И попробуй найди ответственного за тот или иной инцидент - нет таких, ведь однозначного представления о том, кто за что отвечает, в отрасли тоже не существует. И это печальнее всего.
Что бы не говорили журналисты, главная сегодняшняя проблема Роскосмоса не в соотношении удачных и провальных запусков. За 2011 год из 24 стартов неудачей завершилось всего 3(12,5%), а за 2012 - только 1 из 17 (5,9%). Это вполне нормальный показатель. Не страшно, что вместо орбитальной группировки спутников ГЛОНАСС пополнилась подводная, и что Фобос-Грунт познакомится с марсианской почвой только в том случае, если на Землю нападут марсианские же захватчики с марсианскими же булыжниками наперевес - все-таки, речь не о стандартных, отработанных до мельчайших деталей запусках, а о тех, которые прорабатывались только в электронной симуляции. Беда Роскосмоса именно в том, что нет ответственных за эти падения, и за то, что часть космических аппаратов не была застрахована. Это значит, что ситуация может повториться - и никаких мер во избежание не предпринять.
Преобразованный в госкорпорацию, Роскосмос сможет в полной мере контролировать все те аспекты, которые пока остаются без внимания - неслучайно правовое обеспечение, финансы, набор персонала и контроль качества выделены в отдельные департаменты. Безусловно, пройдет не год и не два, пока вся эта схема заработает, и к моменту, когда она начнет действовать, российская космическая отрасль еще сильнее отстанет от европейской, американской и азиатской. Но у нас будет шанс нагнать и, по традиции, перегнать конкурентов. А вот если оставить эти факторы без внимания - скоро мы останемся далеко позади.
Второй аргумент в пользу реструктуризации Роскосмоса - экономический. Не секрет, что государственные контракты точно также облагаются НДС, как и любые другие. И, коль скоро Федеральное Космическое Агентство - это единственный источник заказов для отраслевых предприятий, и единственно возможный канал их финансирования, то суммы, возвращаемые в казну в виде налогов становятся для отрасли неоправданными потерями. В ипостаси единого холдинга, Роскосмос будет платить налог единожды - внутренние распределения средств и задач налогообложению не подлежат.
К слову, преобразование в единый холдинг дает космической отрасли и важный инструмент оперативного перераспределения средств - финансирование проектов, регламентированное внутренними документами, позволяет манипулировать ресурсами гораздо эффективнее, нежели при работе с подрядчиками.
И разумеется, отсутствие внешних подрядчиков позволяет забыть про такую милую особенность договорного взаимодействия, как «откат». Но вот «пилить» станет намного проще.

 






Аддералл купить, a

© 2006—2016 «Современные телекоммуникации России»
Копирование информации с сайта возможно только с разрешения авторов