3 октября '11

Технопаркам тоже нужны деньги


Эльдар Вагабов

"Альфа-Банк", аналитик

 Проект нуждается в дополнительном финансировании

Текущий этап развития России можно кратко охарактеризовать как курс на модернизацию. Одним из сторонников коренных преобразований в стране является Президент РФ Дмитрий Медведев, который неоднократно заявлял о необходимости поиска новых решений во многих областях жизни, включая самые различные сектора экономики. Пожалуй, самой громкой инициативой властей за последнее время стал проект «Сколково», однако, широкая общественность просто не знает, сколько еще целевых программ и проектов реализуется властями в настоящее время. Так, помимо «Сколково» существует еще множество проектов технопарков, которые в силу своей меньшей масштабности и затратности находятся не на слуху, а «в тени» «Сколково». По грубым подсчетам, сейчас в России существует порядка 800 проектов технопарков, многие из которых, однако, пока только на бумаге. Как это обычно бывает, у идеи создания технопарков есть и сторонники, и противники, и все они приводят, на первый взгляд, весьма разумные аргументы в поддержку своей позиции. Попробуем же разобраться в проблеме, чтобы иметь четкое представление о том, нужны технопарки стране или нет.
 
Мнения как всегда разделились…
 
Вторая волна создания технопарков в России началась еще в 2005 г. (считается, что первый технопарк в стране был создан в Томске в 1990 г. и его прообразом выступил академгородок). Изначально предполагалось, что технопарки должны сочетать в себе «научный элемент» (новейшие высокие технологии) и бизнес, который будет отвечать за продвижение технологических новинок на рынок. Другими словами, задумка властей сводилась к созданию в стране особых технополисов, где будут разрабатываться и создаваться конкурентоспособные (не только в России, но и за рубежом) инновационные товары, что, по идее, должно способствовать уходу России от пресловутой товарно-сырьевой модели экономики. Сторонники этой идеи апеллируют к властям именно этим аргументом, когда пытаются получить госфинансирование.

 


Чиновники-лоббисты могут добиться увеличения госрасходов на реализацию программ по строительству инноградов и одержать верх над новоиспеченным главой Минфина. Однако вовсе не факт, что самим технополисам от этого будет какая-либо ощутимая выгода

 
Напротив, противники создания в стране технопарков заявляют о том, что финансирование многих проектов было начато еще 6 лет назад, а результатов не видно до сих пор. Они говорят, что за истекшие годы было наработано немалое количество ошибок, которые, как ни странно, не привели ровным счетом ни к каким конкретным выводам. Более того, проекты по созданию технопарков весьма дорого обходятся налогоплательщикам, и отсутствие четких решений по данному вопросу грозит появлением в федеральном бюджете большой дыры.
Интересно отметить, что даже в высших органах власти находится немало критиков идеи технопарков. Так, на заседании Комиссии по транспорту и связи под председательством Вице-премьера Сергея Иванова было озвучено, что финансирование технопарков в Московской области и Санкт-Петербурге будет вестись только в том случае, если на выделенных им территориях начнется реальное строительство объектов инфраструктуры и будут привлечены частные инвесторы. Реальное положение дел в этой области говорит о том, что шансы того, что программы этих конкретных технопарков будут профинансированы в полном объеме, весьма невелики.
 
Эффективные инвестиции или много денег не бывает никогда
 
Отметим, что стоят проекты весьма недешево. Так, на развитие одного из проектов, предусматривающего развитие 12 технопарков, только по линии Министерства связи планируется выделить из госбюджета 1,5 млрд. руб. Но этих средств, как оказывается, явно недостаточно… Поэтому Министерство просит выделить дополнительно 3,7 млрд. руб. Итак, Минсвязи оценивает свои расходы на сумму в 5,2 млрд. руб., что является весьма немалой суммой, особенно в предвыборный год, когда власти имеют обыкновение брать на себя немалое количество социальных обязательств. Поэтому мы считаем, что полностью запрошенную сумму Министерство может так и не увидеть. Напомним, что существуют еще один план, который предусматривает реализацию еще 7 технопарков. К счастью, их строительство планируется финансировать из региональных бюджетов и за счет средств частных инвесторов.

 


На технопарки пока не стоит возлагать больших надежд. Не исключаем возможность развития событий по такому сценарию, при котором программы по развитию инноградов будут в один прекрасный момент плавно свернуты или попросту спущены на тормоза

 
Очевидно, что рационально мыслящие инвесторы вкладывают средства с целью извлечения доходов и получения определенной нормы отдачи на капитал. В случае с инноградами, однако, ситуация не такая уж и простая: инвестиционный горизонт весьма длинный, а риски высоки, да и вообще, инвестиции в науку больше походят на венчурные инвестиции. Принимая во внимание сказанное, становится понятно, почему частный капитал не горит желанием притекать в проекты по возведению инноградов. Для того чтобы сделать инвестиции в иннограды более привлекательными, государство разработало специальные механизмы, например, институт резидентства. Так, компания, получившая статус резидента (участника проекта), может рассчитывать на налоговые и страховые льготы, упрощенную систему отчетности, а также право беспошлинного ввоза товаров (причем, как правило, для реализации проектов, реализуемых не только в пределах самого технополиса, но и за его пределами).
Нам представляется, что на текущий момент говорить о финансовых успехах компаний-резидентов пока еще слишком рано. На то имеется, по крайней мере, две причины. Во-первых, большинство проектов по созданию технополисов находятся в лучшем случае на стадии воплощения, и конкретных результатов ждать пока не приходится. Во-вторых, статус резидента получают, как правило, крупные и финансово стабильные компании (например, РУСАЛ), а деятельность в рамках подобных проектов не является для них основной (мы считаем, что крупные рыночные игроки занимаются этими проектами исключительно в целях оптимизации налогов и налаживания деловых отношений в высших эшелонах власти). Поэтому финансовые успехи этих компаний не следует приписывать их участию в возведении технополисов.
 
Бег на месте: 6 лет пролетели как один день, результата – нет
 
Если на текущем этапе создание в стране технопарков является одной из наиболее приоритетных задач, почему же до сих пор не видно конкретных результатов? Мы считаем, что важнейшей сложностью в реализации проектов по возведению инноградов является сам процесс синтеза науки, образования и бизнеса «давлением сверху». Для того чтобы данная мысль стала более понятной, вспомним историю «Силиконовой долины», которая является прототипом российских технополисов. Более полувека назад развитие конкуренции в системе частного капитализма в США стимулировало инвестиции в новые технологии производства, что заставляло производственные компании активно сотрудничать с ведущими научно-исследовательскими центрами не только в США, но и за пределами страны. Из подобного сотрудничества и появилась «Силиконовая долина», а главным стимулом к ее становлению стала потребность бизнеса в инновациях и потребность науки в коммерциализации результатов научных изысканий.
В современной же России ситуация коренным образом отличается от той, что была в США несколько десятилетий назад. Несмотря на несколько волн приватизации, роль государства в экономике остается по-прежнему довольно высокой. Конкуренция, напротив, невысока: практически в любой стратегически значимой отрасли экономики имеется монополия или ограниченное количество олигополистов. Что же касается насущной потребности в развитии технологий, то ее попросту нет, поскольку экономика продолжает оставаться ориентированной на экспорт узкого круга сырьевых ресурсов. В подобных условиях бизнес не особо нуждается в науке.
Напротив, наука в России развита относительно неплохо, единственное чего не хватает ей – это коммерческая ориентация. Так, научные разработки не могут запускаться в производство в промышленных масштабах с целью производства соответствующих товаров, а научные коллективы в результате этого остаются без заработка. В подобных условиях многие перспективные специалисты предпочитают перепрофилироваться или эмигрировать за рубеж, что неизбежно ставит под вопрос будущее науки в России вообще.
Очевидно, что естественным путем слияния бизнеса и науки в России добиться невозможно, поэтому государство приняло на себя функции медиатора, посредника, и слияние бизнеса с наукой происходит путем «давления сверху». Мы не уверены, что данный метод является эффективным, однако, другой альтернативы ему пока что не видим.
 
Пока не проверишь – не узнаешь!
 
Задумываясь о будущем российских технопарков, мы считаем, что останавливаться на полпути ни в коем случае нельзя. Раз другого варианта преодоления технологического отставания России от наиболее развитых в этом плане стран не существует, значит, нужно действовать так, как было решено ранее. Пока перспективы технополисов вовсе неочевидны, конкретных результатов тоже не видно. Мы полагаем, что другого пути нет, кроме как кропотливо продолжать начатую работу и терпеливо дожидаться отдачи от нее. Понятно, что времени может уйти немало, потребуются большие финансовые расходы, большая часть из которых, как нам представляется, ляжет тяжелым бременем на федеральный бюджет.
В этой связи нельзя не упомянуть о недавней отставке уже бывшего Министра финансов Алексея Кудрина. По сути, негативное событие, оно, как ни странно, может стимулировать расширение финансирования проектов по строительству инноградов. Известно, что А. Кудрин был весьма активным сторонником идеи ограничения госрасходов, и во времена его пребывания во главе Министерства многие проекты испытывали сложности с получением финансирования в необходимом объеме.
Теперь же Министерством формально руководит уже другой человек, который пока что не успел себя зарекомендовать в качестве бережливого хозяйственника и не имеет столь большого политического влияния как А.Кудрин. В этой ситуации мы можем ожидать, что чиновники-лоббисты могут добиться увеличения госрасходов на реализацию программ по строительству инноградов и одержать верх над новоиспеченным главой Минфина. Однако вовсе не факт, что самим технополисам от этого будет какая-либо ощутимая выгода, поскольку, как это часто бывает, деньги имеют «странное обыкновение» не доходить до конечной цели, оседая по пути в карманах многочисленных «неофициальных посредников».
Подводя итог сказанному, мы считаем, что на технопарки пока не стоит возлагать больших надежд. Мы также не исключаем возможность развития событий по такому сценарию, при котором программы по развитию инноградов будут в один прекрасный момент плавно свернуты или попросту спущены на тормоза. Благо примеров неочевидных программных решений в новейшей истории страны, которые имели честь удостоиться этой судьбы, немало: достаточно лишь вспомнить историю с переименованием ГАИ.

 






Для поворота клапана и функциональной проверки петли Внутреннее питание петли тока.

© 2006—2016 «Современные телекоммуникации России»
Копирование информации с сайта возможно только с разрешения авторов