29 января '10

№31 В ФОКУСЕ. Власть паркует технологии. Насколько успешно развиваются технопарки России?


Михаил Черкасов

«Современные телекоммуникации России»,

Идея технопарков в сфере высоких технологий не нова. Хотя она и импортна для нашей страны, не стоит забывать, что в Советском Союзе существовали наукограды – во многом схожие образования. В России то, что можно было бы в полной мере именовать технопарками, фактически пережило два рождения. Одно из них было самостоятельным, другое – с государством в качестве акушера. Сегодня много говорится о проблемах в сфере развития наукоемких объединений и, куда меньше, но тоже говорится, об успехах. Попробуем оценить, что на сегодняшний день представляет собой сегмент технопарков в РФ.

 

О пришествии технопарков на землю российскую
Технопарки появились в США еще в начале 50-х годов. В 70-е они пришли во Францию и Бельгию, в 1983 году первый технопарк появился в ФРГ, а в 80-е годы настала очередь Канады, Сингапура, Австралии, Бразилии, Индии, Малайзии, Китая и Японии. Российские (соответственно историческому моменту правильнее было бы называть их советскими) технопарки в сфере высоких технологий начали свою историю в начале 90-х. Первопроходцем в этом плане стал Томск: именно там в 1988 году на основе опыта одного из иннорегионов Франции появился «Томский научно-технологический парк». В том же году были созданы научно-технологический парк МГУ (Москва) и технопарк города Зеленоград. 1990 год ознаменовался и созданием организации, которая поставила себе задачу разработки организационно-экономических основ российских технопарков, создания и развития в стране структур поддержки малого инновационного наукоемкого предпринимательства - Ассоциации содействия развитию технопарков, инновационных центров и инкубаторов бизнеса (Ассоциация «Технопарк»). При этом большинство парков, которые впоследствии появились на территории нашей страны, не являлись отдельными организациями со своей инфраструктурой, которые поддерживали бы инновационные разработки – они, как правило, были всего лишь структурными подразделениями вузов. Зачастую они вообще выполняли роль эдакого магнита для привлечения дополнительных финансов. И, что неудивительно, со временем закрывались.
Примерно с 2000 года начинается несколько иная, новая история российских технопарков. Отечественные специалисты при поддержке Российской академии наук решили развивать на базе бывших наукоградов технопарки на основе «индийской модели»: на тот момент в индийском городе Бангалор (штат Карнатака) уже был весомый опыт в развитии инновационных технологий по такой модели, и все нарастали объемы идущего на экспорт программного обеспечения. Создатели проекта были уверены, что база РАН, в том числе имущественная, позволит наиболее эффективно решить вопрос развития технопарков в стране. Ведь наиболее дорогостоящей частью было именно приобретение земельной собственности – а она у Академии уже была. Проектом заинтересовались и в Минсвязи.
А в 2004 году Президент Владимир Путин сам посетил Бангалор и был крайне впечатлен увиденным – постепенным, но уверенным развитием информационного общества и инновационных технологий в стране, в которой традиционно большинство населения жило за чертой бедности и значительная часть неграмотна. Выступая на встрече с правящими кругами страны, российский президент заявил: «Полагаю, что опыт правительства Индии по созданию специальных зон с благоприятными условиями налогообложения и инвестиционным климатом был бы весьма полезен и для России», добавив, что разговоры об этом уже давно ведутся и в России, хотя «экономисты с очень либеральными взглядами считают, что неправильно создавать какие-то привилегии для какого бы то ни было сектора экономики вообще». 22 января 2005 года Путин дал официальное поручение Правительству России о подготовке законопроекта «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий». 10 марта 2006 года Правительство утвердило программу, рассчитанную до 2010 года и предусматривающую общее государственное финансирование строительства сети технопарков в 7 регионах РФ в объеме до 29 млрд руб.
Согласно программе, Федерация и регионы на паритетной основе должны были выделить средства на создание инженерной инфраструктуры на государственных земельных участках и после этого передать их для возведения объектов технопарков в руки частных инвесторов. Результат - технопарки в сфере высоких технологий, обладающие развитой инженерной, транспортной, социальной, производственной и жилой инфраструктурой - ожидалось увидеть в 2010 году. Каждый объект получал свою специализацию, но все их объединял общий спектр услуг, оказываемый резидентам, инвестиционно-банковская и юридическая инфраструктура. Для финансирования проекта были привлечены  венчурный фонд РИФИКТ (позже этот фонд, созданный Мининформсвязи, получил название «Росинфокоминвест»), «Роснано» Российская венчурная корпорация и ряд других институтов развития, созданных государством. В потенциале суммарная стоимость продуктов и услуг, произведенных строящимися технопарками, оценивалась более чем в 100 млрд руб. В госпрограмму было включено 12 объектов, позже к ним присоединились новые.
 
Взгляд за границу
А что же индийские истоки российского проекта? Технопарк «Бангалор», наиболее значительное достижение местной индустрии, связанной с инновациями в информационных технологиях, появился в результате масштабных мероприятий правительства этой страны по стимулированию отрасли экспорта разработки ПО. Специалисты подчеркивают, что Индия живет не технопарками едиными: там имеются в наличии собственно технопарки (STP), экспортные производственные зоны (EPZ) и экспортно-ориентированные предприятия (EOU). В 60-70-е годы Бангалор был базой для развития оборонной и космической индустрии. Одноименный технопарк, который теперь называют «индийской Силиконовой долиной» и «индийским Сингапуром», начал свою историю в 1984 году с контракта, когда государство заключило контракт с компанией Texas Instruments. Теперь в нем трудятся более 80 тыс. специалистов ИТ-сектора. Парк объединяет как исследовательские, так и образовательные институты, в нем объединены более 55 колледжей и университетов. И именно благодаря подобному устройству, а также реальной государственной поддержке «Бангалор» стал фактором, который вывел Индию в лидеры мирового рынка оффшорного программирования. После Карнатаки самыми развитыми в технологическом плане штатами признаны Тамилнад и Махараштра. Всего в 13 индийских технопарках работает около 1,3 тыс. компаний-разработчиков, в которых трудится более 450 тыс. сотрудников.
Видя роль подобных образований в развитии экономики и промышленности страны, Национальная Ассамблея программных и обслуживающих компаний (NASSCOM) предложила принять меры по повышению доступности основных ресурсов информационной индустрии и привлечению молодых специалистов. Ассоциация выступила за активное привлечение к разработкам ученых и инженеров, в том числе из периферийных районов, зачастую относительно развитых технологически и имеющих большой потенциал в сфере кадров.
Концепция другого известного технопарка – французского «София-Антиполис» - начала разрабатываться в конце 60-х годов, а в 1974 году на его территории было зарегистрировано первое предприятие. На данный момент здесь функционирует более 1300 предприятий, а количество рабочих мест доходит почти до 30 тыс. Развитие технопарка изначально поддерживали и правительство Франции, и Еврокомиссия.
Игорь Чесноков, руководитель отдела аналитики ИА «Интегрум», уверен, что России следует оценить и «примерить на себя» японскую и арабскую модели развития: «Опыт послевоенной Японии, опыт княжества Дубай - это примеры того, как отсталые государства совершали качественные рывки в развитии. Тщательное исследование этих проектов позволит найти ответы на большинство вопросов, поскольку это два сценария, каждый из которых можно, как минимум, частично адаптировать к российским реалиям. Японский вариант – закрытый, ориентированный на собственные ресурсы государства. Сценарий княжества Дубай - открытый, нацеленный на полное встраивание в международную экономику».
Можно, кстати, посмотреть и на непосредственных соседей России, причем на постсоветском пространстве: мы увидим, что в Белоруссии функционирует «Парк высоких технологий» с сотней компаний.

Ваш вызов принят
В начале 2009 года, после преобразования Мининформсвязи в Минкомсвязи, дотирование программы было фактически приостановлено. Тем не менее, вскоре появилась межведомственная комиссия, отвечающая за развитие, функционирование и финансирование технопарков, и было объявлено, что сама программа по развитию продлевается до 2014 года. Но дальнейшее финансирование отныне обещали производить только после корректировки их концепций и бизнес-планов. Каждый регион обязали представить концепцию развития технопарков на утверждение в Минкомсвязи. Ранее, с января по март, специально сформированная Минкомсвязи рабочая группа провела мониторинг нескольких региональных технопарков (в Казани, Тюмени, Кемерово, Новосибирске и Новгороде) – там, где было заявлено о высокой готовности объектов. В итоге выяснилось, что готовность была, по всей видимости, преувеличена: технопарки признали не соответствующими приоритетам, заложенным в госпрограмме. А там, в свою очередь, говорилось о том, что целью создания технопарков является обеспечение конкурентоспособности и развития информационных и коммуникационных технологий. Ревизионная комисиия пришла к неутешительному выводу: в регионах даже не было понимания того, что должны представлять из себя технопарки.
В кулуарах, впрочем, продолжали звучать слова о том, что программа фактически провалена. Вставали вопросы о разработанной общефедеральной программе, о выделенных инвестициях в 7 млрд руб. и о том, где, собственно, те площадки, которые уже должны были вовсю функционировать, развивая инновации. «Такое ощущение, что деньги ушли только на изготовление красивых презентаций», - возмущались заинтересованные лица.
В ноябре 2009 года ИА INFOLine провело исследование «Технопарки в сфере высоких технологий России 2009-2012 годы», опубликованное рядом СМИ. По его результатам было заявлено, что 8 из 10 планируемых технопарков… активно строятся.
Игорь Чесноков отметил неоднозначность ситуации, сложившейся вокруг судьбы технопарков в РФ: «Строительство технопарков де-факто ведется, но условия, необходимые для бурного развития бизнеса до сих пор не созданы. До тех пор, пока не решены принципиальные вопросы создания благоприятных условий для ведения бизнеса, перспективы неопределенные». Более позитивно оценил степень их развития Владислав Исаев, аналитик ИК «Финам»: «В целом ситуацию с развитием технопарков в нашей стране можно считать нормальной. В стране действует порядка 20 технопарков. Многие из них уже достаточно уверенно стоят на ногах и функционируют».
Потенциал для коммерчески успешного функционирования технопарков в России не только не сократился, несмотря на кризис, но и имеет тенденцию к росту, отметили эксперты INFOLine. В частности, упоминался в документе проект «Ингрия» в Санкт-Петербурге. Ксения Петрова, директор по PR  и рекламе ОАО «Технопарк Санкт-Петербурга» рассказала нам о том, на каком этапе находится строительство «Ингрии» в данный момент: «Согласованы проекты водоснабжения и канализации, проекты строительства подстанции «Коллонтай» и кабельных линий 10 кВт, на стадии согласования находятся проекты планировки и межевания территории. Активно функционирует бизнес-инкубатор «Ингрия», который «выращивает» 12 стартапов, еще несколько стоят на очереди». Как отметил генеральный директор управляющей компании Евгений Елин, до конца 2009 года были запущены дополнительные площади бизнес-инкубатора порядка 1500 кв. м. В новом году, добавила Ксения Петрова, «начнется инженерная подготовка территории технопарка к строительству и создание внешних инженерных объектов (подстанции, сетей водоснабжения, электрических и тепловых сетей)». Комитеты городского правительства в 2010 году должны объявить конкурсы по строительству объектов инженерной инфраструктуры.
Тем временем, проекты в Черноголовке и Дмитровском районе Московской области были заморожены. Главной проблемой авторы исследования назвали срыв договоренностей и контрактов в рамках программы государственно-частного партнерства. В не меньшей степени в ряде случаев поспособствовал отказ правительства от субсидирования некоторых площадок. Об этом рассказала Алла Чистякова, заместитель генерального директора ООО «Дмитровский технопарк»: «Ввиду изъятия летом этого года федеральной субсидии (отозвана в полном объеме, несмотря на действовавший контракт), проектирование объектов приостановлено, в связи с неоплатой. Субсидия была перечислена 31 декабря 2008 года в 14:00 часов, и ее надлежало использовать в течение 2008 года, что не удалось по вполне понятным причинам, и ее изъяли. В итоге проектные работы недовыполнены, бюджет района понес затраты, результатов работ нет. Проект Постановления Правительства РФ (внесенный Минкомсвязи) фактически лишил нас возможности рассчитывать на получение госпомощи. Говорить о планах на дальнейшее развитие пока не представляется возможным».
В конце ноября появилась информация о том, что развитие технопарков может быть передано в ведение государственной корпорации «Роснано», под руководством Анатолия Чубайса развивающей наноцентры, либо в ведение Минэкономразвития. Подобное предложение высказал глава администрации Президента Сергея Нарышкина на заседании Президиума совета при Президенте по развитию информационного общества, при этом упомянув все ту же неэффективную реализацию федеральной программы. Минкомсвязи, тем не менее, заявило, что налицо позитивный результат развития: программа управления технопарками запущена и даже оптимизирована.
Игорь Чесноков уверен, что новая организация вряд ли обеспечит радикальные подвижки, но небольшие выгоды сулить может: «Принципиальных изменений не последует. Передавать проект между ведомствами и госкорпорациями можно много раз. Правовой климат страны от этого не изменится. Отличается у структур только административный ресурс. У «Роснано», например, его в данный момент достаточно для некоторых подвижек». Владислав Исаев напомнил о возможных перспективах увеличения финансирования: «С юридической точки зрения это никак не скажется на деятельности технопарков. Вот если вместе с передачей будет возобновлено их софинансирование, тогда это может благотворно сказаться и на уже работающих парках и на проектах новых технопарков». По словам эксперта, именно денежная помощь со стороны государства является одним из важнейших факторов успешного развития сферы – в этом отношении он положительно оценил недавнее предложение Минкомсвязи выделить в 2009-2010 годах средства из федерального бюджета в размере 3,4 млрд руб. для пяти технопарков. Другие важные факторы - создание льготного режима для инвесторов и устранение бюрократических препон при создании и последующей работе технопарков. Игорь Чесноков также подчеркнул, что для технологического прогресса в данном случае нужен и прогресс юридический: «Создать правовой климат, который бы, с одной стороны, способствовал приходу международных интеллектуальных ресурсов в технопарки РФ, а с другой стороны, поддерживал бы отечественные инициативы. Это налоговое законодательство, патентное, снижение бюрократизации. Пропаганда технологий и бизнеса. Эту надстройку надо создавать с нуля, в некотором отрыве от основной системы. Иначе начинание может себя не оправдать под давлением сложностей странового масштаба».
Представители технопарков скептически относятся к идее передачи федеральной программы в новые руки. Алла Чистякова заявила, что проект нуждается в кураторе, для которого технопарки в сфере высоких технологий были бы профильным направлением – «Роснано» и МЭР таковыми не являются.
Денис Кусков, руководитель ИАА «Неделя сотовых технологий», считает, что подобный шаг может быть полезен, но при серьезном контроле: «Мне кажется, объединение всех процессов, связанных с новыми технологиями в одну структуру оправдано, но при этом нужно контролировать их действия, чтобы все средства были целенаправленно и правильно израсходованы». Схожего мнения придерживается Алексей Бизин, ведущий аналитик отдела корпоративного анализа аналитического управления ОАО Банк «Петрокоммерц»: «Есть определенные надежды на то, что господин Чубайс, которому высокотехнологическая тематика в последнее время близка, сможет унифицировать стандарты оценки проектов и будет более настойчив в вопросах законодательной поддержки технопарков».
 
Кнут и пряник?
Все те процессы, которые происходят вокруг технопарков в данный момент, показывают заинтересованность властей в развитии сферы. Но к чему они приведут – на этот вопрос не всегда решаются ответить даже эксперты. Пока финансовые потоки двигаются то к инновациям, то в обратную сторону, а проект, показавший свою перспективность не в одной стране мира, переходит от одного ведомства к другому, довольно трудно оценить, каково оно – будущее технопарков.
При этом лучше всего себя, кажется, чувствуют те объединения, которые появились еще на заре России и к которым федеральная программа по поддержке технопарков имеет меньшее отношение. Что же до взращиваемых на госбюджете «плантаций» - далеко не все из них дают плоды. «Создание технопарков подменяется строительством офисных центров под названием «бизнес-инкубатор», - уверяет Алла Чистякова из ООО «Дмитровский технопарк».
Что ж, ясно одно: необходим серьезный контроль сверху и, с другой стороны, - льготный правовой режим для развития инноваций. И поощрять в меру. Ибо самостоятельность, как мы видим, - и здесь не лишняя черта. 





Смотрите здесь фотошкола.

© 2006—2016 «Современные телекоммуникации России»
Копирование информации с сайта возможно только с разрешения авторов