9 октября '09

№28 Интервью Генсека ITU

Ни для кого не является секретом, что международное сотрудничество играет по сути дела главенствующую роль в кризисный период. Это одна из наиболее эффективных мер противодействия финансовой нестабильности, некая панацея от болезни, парализовавшей практически все сегменты экономики. Работа общественных организаций, частного и госсекторов способствует ускорению темпов решения проблем, координации «движений» мирового сообщества на пути к оздоровлению экономики. Часть аналитиков полагает, что ИКТ-сектор пострадал меньшим образом от кризисных явлений. Однако даже сейчас - в период, когда экономики мировых держав входят в состояние стагнации, отрасль телекоммуникаций по-прежнему сталкивается с такими мировыми проблемами, как слабое развитие ШПД, цифрового телевидения, телефонии. За комментариями по этим вопросам, в частности, за экспертной оценкой развития ИКТ-сектора в России мы обратились к доктору Хамадуну И. Туре, генеральному секретарю международной организации ITU, которая является учреждением ООН, специализирующемся на телекоммуникациях.

- Доктор Туре, в условиях финансового кризиса деятельность ITU приобретает принципиально важное значение. Какие основные задачи перед Союзом стоят на сегодняшний день?
- Сегодня мир представляет собой достаточно сложную систему, он всегда движется вперед, и скорость этого движения только увеличивается. В этом контексте развитие инфокоммуникативных технологий приобретает важное значение как для профессионалов, так и для обычных пользователей. Так, ИКТ-сектор сейчас столкнулся со сложностью обеспечения всех людей на планете связью. В принципе такая задача будет скоро достигнута, и связь будет доступна всем гражданам. Ввиду этого очень важно акцентировать внимание на таких моментах, как организация киберпространства. И мы занимаемся этими вопросами. Мы хотим, чтобы все отрасли были обеспечены связью, начиная с сельского хозяйства, заканчивая госструктурами. Основные проблемы, с которыми сталкивается сегодня мировое сообщество, - это экологические изменения, продовольственный кризис, финансовый кризис.

- Есть ли какие-либо универсальные методы решения указанных Вами проблем, которые разрабатывает ITU?
- Безусловно. Наш Союз вырабатывает универсальные решения по данным проблемам, и мы предоставляем площадку тем, кто заинтересован в их решении. От себя могу добавить, что есть три важные задачи, которые решает Союз. Первая – это сокращение цифрового барьера и развитие телефонии. Вторая – информационная безопасность, которая включает безопасность наших детей, нашего правительства, наших предприятий, персональную безопасность. Если мы не выработаем общие принципы безопасности, то возможны кибервойна и террористические нападки. Мы должны быть уверены, что правительства стран включены в решение этих проблем, чтобы предупредить и преодолеть их. И третий важный момент – сохранение коммуникаций в случае появления природных катаклизмов. Необходимо максимально эффективно использовать коммуникации, чтобы не допустить происходящие изменения в природе и создать условия, чтобы наши коллеги имели возможность не только наблюдать за этими проблемами, но и предотвратить их. В этой связи на нас лежит большая ответственность.

-Могли бы Вы выделить специфические особенности работы Союза применительно к России?
-Во-первых, наша работа направлена на стандартизацию широкого диапазона систем связи, радиокоммуникации, управление спектром, спутниковое вещание и содействие в распределении орбитальных позиций для спутников, развитие цифрового ТВ. Сектор цифрового телевидения заслуживает особого внимания. Напомню, что российский профессор Кривошеев был отцом-основателем цифрового телевидения. Большой индивидуальный вклад в развитие цифрового ТВ внес ученый Тимофеев. Ими были выделены проблемы, которые будут оставаться актуальными вплоть до 2015 года. Российская система образования – одна из лучших в мире. Мне самому посчастливилось учиться в России. И я могу высоко оценить уровень российских ученых. Стоит отметить, что Россия достаточно активно контактирует с Союзом. Она представляет хороший пример развития ИКТ-сектора. В добавление к сказанному отмечу, что проникновение мобильных технологий на российском рынке составляет 130%. Это высокая цифра. У 95% населения есть мобильные телефоны. Кроме того, 52 тысячи школ было подключено к Интернету во многом благодаря Президенту РФ, который радеет за развитие инфокоммуникационных технологий. В России есть очень хорошая поддержка сверху. Это позитивный опыт, потому что политическая поддержка важна.

-Хотелось бы задать такой наболевший вопрос, особенно он актуален для московских пользователей. В столице развитие 3G – технологий осложнено тем, что 95% частотного спектра занято военными. Какие возможные пути решения данной проблемы Вы видите?
-Для того чтобы произошло внедрение 3G технологий, необходимо введение частотного плана. В этом направлении ведется активная работа. Этот план обычно рассчитывается на 30-40 лет. В 2007 году была проведена всемирная конференция по проблемам спектра, где основная тема была посвящена вопросам его перераспределения. Такой подход позволит всем странам создать новый национальный проект. Россия идет по тому же пути, и в скором времени будет иметь возможность освободить некоторую часть спектра. Конечно, как правило, военные не хотят отдавать частоты и с большим нежеланием расстаются с ними. Но они не понимают, что часть спектра пойдет на использование не только для современных нужд, а станет залогом развития инфокоммуникационных технологий в последующие 30 лет. А это очень важно – смотреть в будущее, особенно применительно к сектору ИКТ. Сегодня число пользователей растет, как и растет спрос на услуги. Поэтому в процессе подготовки этого плана часть спектра, занятая военными, станет дивидендом на будущее развитие технологий. Все только выиграют от этого. В будущем эта проблема сама собой органически разрешится.

-Хорошо, российские операторы, в частности «большая тройка», уже сегодня активно развивают 3G-технологии в регионах. По Вашему мнению, это имиджевый проект или дополнительный инструментарий для привлечения средств?
- Я помню, когда Рейман был министром связи и информационных технологий, его окружение и правительство старались активно продвигать подобные проекты в удаленные регионы, причем на тех же условиях, на которых они работают в больших городах. И это положительная черта. Внешне строительство 3G-сети может быть не всем экономически выгодно, т.к. уровень платежеспособности населения в регионах ниже, чем в крупных городах. Но необходимо ставить такие задачи, чтобы поддерживать коммуникации в регионах, и государству приходится накладывать даже штрафы, если эти условия не выполняются. Любое государство в принципе продвигает подобную политику. В Австралии госорганы также проводят подобную политику. Есть четыре крупных города, им необходимо сообщаться. Государственные органы должны налаживать коммуникации, чтобы соединить не только их, но и удаленные регионы. Правительство здесь играет немаловажную роль. Отмечу, что это одна их важнейших задач Союза – обеспечение доступа к коммуникациям всех жителей планеты. Не будем забывать о том, что каждый свободный гражданин планеты имеет равные права, в том числе и на получение доступа к коммуникациям, право использовать коммуникации, создавать информацию и делиться ей. И стоимость должна быть минимальной и безопасной. Это те самые необходимые цели, которые государство должно установить. Мы стараемся, чтобы все имели возможность реализовать эту программу. Все наиболее развитые страны идут к этому, и в России есть все предпосылки для достижения этих результатов в ближайшие годы. В качестве конечной даты по преодолению данной проблемы мы устанавливаем 2015 год. Поэтому давление на операторов со стороны государства – необходимая мера не только в части развития 3G, но и в отношении развития ШПД. Барьер, который существует между различными странами в развитии ШПД, должен быть преодолен.

- Д-р Туре, какие факторы обуславливают преодоление данной проблемы?

- Техническое развитие позволяет реализовать эту задачу уже сейчас, и многие страны подготовлены для внедрения сетей следующего поколения. Политики в этом играют важную роль. Однако нельзя недооценивать роль частного сектора в качестве партнера по продвижению телекоммуникационных услуг в массы. Практически все крупные операторы России входят в ITU, около 700 частных компаний являются членами Союза – это в дополнение к 190 странам-участницам. Существует длительная традиция сотрудничества с нашей организацией. Хотелось бы добавить, что наши стандарты позволяют внедрять новые технологии на дальние расстояния, обеспечивая высокую скорость передачи данных по низкой стоимости. Например, в Африке был очень удачно внедрен наш опыт. Такие меры можно применить к любой другой стране, где инновации приводятся в жизнь с трудом. В 2007 году для таких услуг Союз ввел специально низкочастотные диапазоны, потому что именно низкочастотные сигналы могут быть переданы на дальние расстояния. Так, для удаленных, в частности деревенских районов, такая технология позволяет за низкую стоимость пользоваться связью.

- Д-р Туре, кризис стал наиболее острой темой для всего мирового сообщества. Что касается отрасли ИКТ, кризис – это благоприятная возможность или это «время застоя»?
- В октябре состоится конференция по телекоммуникациям в Женеве, где мы будем обсуждать кризис. Мы собрали всех мировых лидеров, к нам приедет около 30 глав государств. Мы видим финансовый кризис в качестве возможности. Отрасль телекоммуникаций продемонстрировала очень высокое сопротивление кризису. По всему миру были созданы новые рабочие места. Это, действительно, возможность, потому что мы смогли использовать человеческий мозг в полной мере, а это неограниченный ресурс. Во время кризиса, например, для сектора логистики (транспортировки и перевозки) необходимо экономить время, а это, соответственно – деньги. Поэтому передача данных используется гораздо чаще, чем раньше. Сектор растет.

- Зачем нужно столь расширенным составом собираться на конференции, если сектор и без того демонстрирует бурный рост?
- Причина, по которой мы собираемся в октябре, – дать психологический стимул, который необходим, поскольку возможности финансовых вливаний ограничены. В этой связи необходима поддержка государственной политики для позитивного развития отрасли. Это удостоверит участников рынка, что есть дополнительный рост. Политические лидеры смогут подтвердить этот факт, и мы сможем вытащить сектор из кризиса ускоренными темпами. И еще один важный момент. В секторе телекоммуникаций кризис уже был, и это было в 2003 году. Прошло только 6 лет. Как правило, кризис не происходит в той или иной отрасли чаще, чем раз в 10 лет. Поэтому Союз попытается помочь в решении наиболее важных проблем для сектора, выработать модели их решения. Мне нравится подход азиатских стран к финансовому кризису. В Китае кризис означает возможность. Когда мы организовывали конференцию в КНР, очень многие представители страны видели в кризисе перспективы роста. Что касается западных стран, то они позднее поняли этот принцип, но сейчас пришли к осознанию, что кризисные времена дают дополнительный стимул для развития.

- Какая из стран-участниц ITU более успешно справилась с кризисом в ИКТ-секторе?
- Опять же, я полагаю, что наиболее успешно преодолевают кризис азиатские страны. Большой рост был отмечен в Китае, Японии, Корее. Что касается кризиса России, то тут негативную роль сыграл психологический эффект. Большое количество инвесторов не так охотно играли на бирже. Именно это фактор тормозил развитие. Притом, что доходы у населения остались теме же. Сейчас Россия – четвертая страна по развитию мобильных технологий после Китая, Индии и США. Есть список, состоящий из 150 стран, который является рейтингом уровня экономического развития мировых держав. Россия занимает 50 место. Россия – страна, где цены на связь - одни из самых низких в мире, но есть еще возможности для снижения. И это будет обусловлено конкуренцией. Мы считаем, что потенциал у России огромный для роста.

- Как Вы могли бы оценить развитие ИКТ-сектора по пятибалльной шкале по сравнению со странами-участницами ITU?
- По интерактивности российскому ИКТ-сектору можно поставить твердую пять. Интеллектуальный вклад в развитие инфокоммуникационных систем со стороны российских специалистов высок. Если говорить о внедрении мобильных технологий я бы также поставил пять. Что касается развития ШПД – это два. Развитие цифрового вещания – четыре. Что касается внедрения компьютеров, здесь также не очень высокая оценка. Это сфера, которую еще нужно развивать. Мир движется, и России есть, к чему стремиться. Я всегда говорю своим детям: «Если не вы ведете машину, то, соответственно, ее ведет кто-то за вас». Поэтому имеет смысл сесть на место водителя. Так, например, в Южной Корее благодаря активной государственной политике страна превращается в лидера ИКТ. Они создали специальное ведомство, которое отвечает за развитие отрасли. В это учреждение входят различные группы населения – дети, пожилые люди, женщины, инвалиды. И это помогает создать наиболее приемлемые методы для введения инноваций в общество, помогает упростить систему пользования. Они пытаются проинформировать потребителя, потому что информированный потребитель – лучший потребитель.

- Как Вы оцениваете работу органов, регулирующих отрасль связи в России и Европе? Есть ли особенности? Как Вы оцениваете идею перейти в России к саморегулированию отрасли?
- Конечно, саморегулирование отрасли – это наша конечная цель, это идеал. Регулирование – это как игра. В идеальной игре – нет судьи, каждый отвечает сам за себя. Мы к этому вряд ли придем. Отрасли нужен «судья». Вы же приходите на игру, чтобы посмотреть не на судью. Когда судейства в игре бывает слишком много, она обычно заканчивается дракой. Судья в этом контексте мешает и может изменить правила в этой игре. И в отрасли происходит то же самое. Что касается первого вопроса, то он очень важен. Взять, допустим, 25 членов Евросоюза, 25 уникальных систем регулирования, они абсолютно различны. Они различаются всем – историей создания, системой принятия решений.

- Д-р Туре, может быть, существуют общие принципы, которые должны быть характерны для всех регулирующих органов?
-Да, есть несколько важных основополагающих моментов регулирования отрасли – прозрачность, справедливость, «не быть в одном лице и судьей и игроком», обеспечение консультаций потребителям, а также операторам. В мире не существует идеальной системы регулирования отрасли связи, но есть идеальные принципы. И мы как раз в Союзе организуем подобную работу. Я создал подобный принцип взаимодействия, когда пришел в 1999 году на пост генерального секретаря ITU. Страны собираются вместе, чтобы поделиться опытом, взглядами, выработать решения для проблем, которые многие страны пытаются преодолеть. Именно поэтому имеет смысл собирать всех вместе, чтобы одна и та же ошибка не произошла дважды. Мы также нацелены на определение технологии регулирования, чтобы понять, каким образом помогать друг другу. А оценить результат регулирования мы можем только на уровне пользователя.

- В этой связи хотелось бы уточнить. На сегодняшний день российский пользователь в большей мере лишен возможности пользования такой услугой, как цифровое телевидение. Как Вы можете прокомментировать ситуацию, что в России развитие цифрового телевидения не может прийти в активную стадию, и какие меры нужно предпринять, чтобы решить эту проблему?
- Президент Дмитрий Медведев подписал указ по поводу развития цифрового ТВ. И это серьезный шаг на пути решения данного вопроса. Это четкая инструкция к выполнению требований по развитию цифрового ТВ для регионов. Есть города, где цифровое телевидение работает. Будет введено восемь бесплатных каналов. Не думаю, что имеет смысл беспокоиться по поводу оформления цифрового ТВ в России, т.к. предпринимаются все необходимые действия для его развития. И я уверен, что в России есть вся необходимая база для того, чтобы внедрить «цифру». Кроме того, это направление приносит прибыль. При проведении разумной госполитики этот сектор будет развиваться. Стоит заметить, что и частному сектору интересна данная область, цифровые технологии будут развиваться на уровне конкуренции. В июле на Саммите G8 я встречался с Президентом России, и мне понравилось его видение проблем ИКТ-сектора не только применительно к России, но и в принципе касательно всего мира.

 

Справка:

Международный союз электросвязи, или МСЭ (англ. International Telecommunication Union, ITU) — международная организация, определяющая стандарты (точнее, по терминологии МСЭ — Рекомендации) в области телекоммуникаций и радио. Она была основана в Париже 17 мая 1865 года под названием Международного телеграфного союза. В 1934 году МСЭ получил свое нынешнее название, а в 1947 г. стал специализированным учреждением Организации Объединенных Наций. На протяжении почти 145 лет МСЭ осуществляет на глобальной основе координацию совместного использования радиочастотного спектра, содействует международному сотрудничеству при распределении орбитальных позиций для спутников, способствует совершенствованию инфраструктуры электросвязи в развивающихся странах, создает всемирные стандарты, которые обеспечивают беспрепятственное взаимодействие широкого диапазона систем связи, и решает глобальные задачи нашего времени, такие как смягчение последствий изменения климата и укрепление кибербезопасности. В настоящее время в МСЭ входит 191 страна (по состоянию на сентябрь 2008 года). Стандарты МСЭ не являются обязательными, но широко поддерживаются, так как облегчают взаимодействие между сетями связи и позволяют провайдерам предоставлять услуги по всему миру. Сейчас МСЭ официально является специализированным учреждением ООН и имеет штаб-квартиру в Женеве (Швейцария) прямо рядом со зданием ООН. В декабре 1992 г. была определена его новая структура, которая представлена ниже.

 


 






купить надувной круг для младенцев

© 2006—2016 «Современные телекоммуникации России»
Копирование информации с сайта возможно только с разрешения авторов